Последствия пожаров в Австралии

20:52, 14 Янв 2020

Последствия пожаров в Австралии

О вреде лесных пожаров для ВВП, потребительской и деловой уверенности и для правительства.

По данным климатологов, потепление более чем на 1,5°C за предстоящее десятилетие принесет повышенный риск засух, природных пожаров, ураганов и вспышек численности вредителей. Рост концентрации парниковых газов в атмосфере не только снижает качество пищи, но и приводит к снижению производительности сельского хозяйства, падению предложения на рынке и беспрецедентным последствиям для мировых цен на еду, что создает угрозу не только для семейных бюджетов, но и для здоровья. Мало того, по всему миру из-за стихийных бедствий люди станут чаще лишаться крова и средств к существованию, а это приведет к эффекту домино в виде миграции, неравенства, безработицы и общественных волнений.

«Я люблю опаленную солнцем страну, край широких равнин и крутых гор, засух и ливней». Доротея Маккеллар

Чтобы избежать целого ряда последствий падающего предложения – всплесков цен на еду, проблем безопасности воды и других серьезных трудностей, вызываемых участившимися погодными катаклизмами, необходима разумная климатическая политика.

Австралия – самый сухой из населенных континентов, служащий домом таким хрупким экосистемам, как Большой барьерный риф – острее всех ощущает изменения климата и особенно уязвима к повышению температуры нашей планеты. С 1910 года средняя температура в Австралии выросла более чем на 1°C, и в результате увеличилась частота случаев экстремальной жары, засух и пожаров. 2019 год, по данным Метеорологического бюро, вообще стал самым жарким и сухим за всю историю наблюдений с 1910-го.

Нынешний пожарный кризис повредит росту ВВП в четвертом квартале 2019 г. и первом квартале 2020 г., учитывая разрушительные последствия для туризма, торговли, строительства, сельскохозяйственного производства, розничной торговли и общественного питания – а ведь потребитель и так насторожен. Общий ущерб экономике сейчас трудно оценить, но он составит миллиарды долларов. Кроме того, учащение экстремальных погодных явлений несет для экономики и долгосрочный риск. Между тем экономика сильно замедлена, а показатели уверенности снижены. На уровень потребления давят стагнация зарплат, неясные перспективы экономики и занятости, а также сильная закредитованность австралийских домохозяйств: потребители начинают экономить на излишествах ради снижения долговой нагрузки. Средний уровень задолженности домохозяйств почти равен двукратному среднему доходу – это одно из самых высоких в мире значений. На рынке труда в предстоящем году тоже ожидается ухудшение, которое еще больше ослабит потребление. Бьют по потребительской уверенности и опустошительные пожары. Измеряющий ее индекс ANZ Roy Morgan скатился до четырехлетнего минимума. Огонь и густой дым заволакивают Австралию, делая качество воздуха ниже, чем в Дели, Мумбае и Пекине. Текущее значение субиндекса экономических перспектив самое слабое со времен глобального финансового кризиса, а прогноз на будущее упал до уровня, не виданного с 1994 года.

После нескольких кварталов экономического роста ниже тренда, низких потребительских расходов, плохих условий для бизнеса и рецессии в частном секторе прогнозы по рынку труда и росту занятости тоже ухудшаются. Другие опережающие индикаторы рынка труда – например, индекс вакансий и объявлений о приеме на работу ANZ – опять-таки указывают на ослабление рынка и снижение спроса на рабочую силу. Падение числа объявлений за декабрь на 6,7% в месячном исчислении и на 18,8% в годовом означает, что неожиданное снижение безработицы в ноябре было флуктуацией, а впереди может ждать ее рост. При этом уровень безработицы 5,2% остается значительно выше определенного Резервным банком Австралии уровня 4,5%, за которым начинается давление на зарплаты. Если посмотреть на другие страны (например, на США, Великобританию, Новую Зеландию), то этот уровень, видимо, ниже. Таким образом, даже без учета пожаров повышенная безработица и ухудшение условий на рынке труда в 2020 году потребуют от РБА большего стимулирования австралийской экономики, чтобы продвинуться к целевым уровням занятости и инфляции, тем более что правительство не торопится ослаблять завязки на фискальном кошельке. Еще до того, как стало проявляться влияние лесных пожаров на рост ВВП и экономическую активность, мы ожидали, что РБА снизит ставку в феврале и затем еще раз в течение 2020 года. Нынешнее обострение ситуации должно подстегнуть совет управляющих к снижению в феврале на 25 б.п., раз уж правительство оставляет тяжелую работу центробанку. Это значит, что внутренний экономический прогноз и дальше будет давить на курс валюты и доходность облигаций. 10-летние гособлигации Австралии в прошедший месяц вели себя слабее американских, но ожидание сокращения ставки РБА должно заставить их нагнать отставание.

Вероятность повышения бюджетных трат после прекращения пожаров, несомненно, выросла и будет расти и дальше по мере того, как последствия этих пожаров будут оказывать давление на и так вялую экономику. Скотту Моррисону необходимо объединить страну и восстановить пошатнувшуюся веру в свое лидерство. Если только он не намерен сидеть и смотреть, как Австралия горит, а низовые движения возмущаются тем, что у него отсутствует сочувствие и желание признать проблему, он должен выступить с разумной климатической политикой и отказаться от фиксации бюджетного профицита, предложив пакет мер фискального стимулирования, который не ограничится сглаживанием последствий бедствия, а вернет к жизни деловую и потребительскую уверенность, а также экономический рост. Мы стремительно приближаемся к той точке, за которой цена бездействия в ответ на изменение климата превысит цену действия. Увы, Австралия, похоже, уже достигла этой переломной точки. Нынешний кризис формирует новое поколение молодых австралийцев, которое мобилизуется на защиту от угроз и на обеспечение будущего, не отягощенного изменением климата и дающего процветание следующим поколениям. Для правительства Моррисона политическая и экономическая цена погодных бедствий означает либо изменение политического курса, либо падение. А для руководств всех стран мира эффект домино, вызванный всплесками цен на еду, проблемами безопасности воды и другими серьезными трудностями, связанными с участившимися погодными катаклизмами, делает необходимыми обсуждение климатической политики и действия по минимизации соответствующих рисков. По данным ФАО ООН, цены на еду уже растут на 10% в год, и погодные катаклизмы будут и дальше их поднимать; а это через общественные волнения прямо влияет на государственную политику.

Всплеск цен и последующий удар по спросу будут особенно опасны, если окажутся достаточно длительными, чтобы переломить потребительское настроение – учитывая текущую стадию экономического цикла и то, что именно потребление сейчас поддерживает крупнейшие экономики. В США средняя семья тратит на еду около 13% своего бюджета, но в развивающихся странах эта доля может сильно превышать 50%. Если цены на продукты будут расти, то она вырастет еще больше; соответственно, меньше средств останется на другие цели. Это особенно опасно для беднейших стран и представляет риск для экономических показателей развивающихся стран.

Последние сообщения форума

Последние темы форума

Добавить комментарий

Найдите брокера >

Онлайн ТВ